[an error occurred while processing this directive]  
Обзор подготовлен   CNewsAnalytics

Деймон О‘Нил: Около 30–40% продаж Epicor/Scala в России приходится на промышленность

Деймон О‘НилИнтервью CNews дал Деймон О‘Нил, коммерческий директор Epicor/Scala.

CNews: Как вы оцениваете динамику спроса на ИТ-решения со стороны промышленного сектора России в последние годы?

Деймон О‘Нил: Я уверен, что спрос постоянно растет. По некоторым оценкам, инвестиции в ИТ и особенно в ERP-системы вырастут на 30% в течение нескольких последующих лет. По нашим прогнозам, спрос на наши решения возрастет на 25%. Это достаточно высокий показатель, принимая во внимание то, что средний показатель роста в индустрии программного обеспечения составляет 15%. Поэтому, как вы видите, у нас очень амбициозные планы.
Если говорить о тех компаниях, на которые рассчитаны наши решения, объединенная компания Epicor/Scala имеет серьезное преимущество перед конкурентами. Начиная с 1993 года, мы опирались на международные компании, поскольку им нужна была общая функциональность решений, которую могла предоставить система Scala. В российских же компаниях в тот период времени не выделялись необходимые средства для подобных решений. Все, что им требовалось, — это бухгалтерские программы, которые можно было реализовать с минимальным бюджетом. Но в последние 3 года эта ситуация изменилась, и мы видим значительное увеличение количества крупных клиентов из России. Без сомнения, наши наиболее крупные клиенты — это чисто российские предприятия, хотя они и превосходят по своим размерам мировые корпорации. Мы совершили большую экспансию на российский рынок, в основном, в производственный сектор, где особенно велика потребность в ERP-системах. Полагаю, инвестиции в ИТ со стороны промышленного сектора будут увеличиваться. Это подтверждает и то, что в последние 3–6 месяцев мы ведем переговоры с компаниями, которые готовы к крупным инвестициям в 2005 году.

CNews: Насколько велико, на ваш взгляд, ИТ-отставание российских промышленных предприятий от западных? Какой срок, по вашим оценкам, им потребуется для достижения уровня информатизации иностранных коллег?

Деймон О‘Нил: По моему мнению, внедрение интеллектуальных технологий в бизнес — это циклический процесс. Возьмем, например, такие страны с высоко развитой промышленностью, как Германия или США. Их инвестиции в ИТ в период 1992–1998 гг. были весьма значительными, но сильно сократились к 2000 г. В 1999 году уровень ИТ-инвестиций во всем мире достиг минимума за последние 8–9 лет. Однако в странах Центральной и Восточной Европы инвестиции в высокие технологии продолжали расти вплоть до 2000 г. На мой взгляд, если судить по объемам инвестиций, Россия находится на несколько лет позади западных коллег. Но необходимо также учитывать и то, куда были направлены эти инвестиции.
Целью внедрения iScala или любой другой ERP-системы является минимизация издержек и приобретение конкурентных преимуществ. Решения такого класса устанавливаются не для того, чтобы просто иметь инструмент для составления бухгалтерских отчетов в отдельно взятой компании, а для того, чтобы иметь возможность не только отслеживать цену, производственный план и выполнять обещания по поставкам своим клиентам, но и управлять качеством продукции. Теперь, когда российский внутренний рынок становится все более конкурентным, знание результата производства имеет огромное значение. И мы видим, что в последнее время российские клиенты нашей компании проявляют большой интерес к внедрению ERP-системы либо пересмотру производственной модели в связи с увеличением сложности их производства. Наши клиенты — и российские компании, и местные отделения международных корпораций, — пристально рассматривают возможность инвестиций в ERP-систему, поскольку ее внедрение является серьезным скачком от использования финансовой системы или системы логистики. У нас есть много крупных заказчиков, которые используют в управлении производством только систему для составления заказа материалов или систему логистики. Раньше их производство было не таким сложным, функциональность уже инсталлированных систем была достаточно развитой, и им не нужно было рассматривать возможность инвестиций в более продвинутые системы. Сейчас, в условиях развивающегося рынка и, соответственно, возрастающей конкуренции, компаниям необходимо отслеживать весь производственный цикл и все связанные с ним аспекты бизнеса. Это не только управление ценой, но также обеспечение качества продукции и соблюдение сроков, на основе которых формируется лояльность заказчиков. В данный момент очень много компаний находится именно на этой стадии — перехода от простых моделей к комплексным системам.
Многие наши заказчики сейчас проводят анализ потребностей бизнеса, что считается первой стадией внедрения системы. Производственные компании подобный анализ обычно проводят еще до покупки системы. Анализ потребностей бизнеса позволяет планировать хозяйственную деятельность, например, закупку сырья: когда она должна производиться — в начале года или опираясь на поступающие заказы. Если закупка производится в начале года, то надо планировать объемы производства на год вперед, основываясь на прогнозах либо заказах и т.п. Это не значит, что надо по возможности произвести наибольший объем продукции при минимальных расходах и потом отправить ее на склад, необходимо планировать оптимальную загруженность производственных мощностей с учетом контроля цены на готовый товар.

Поскольку производственный сектор в России очень велик, местным предприятиям потребуется несколько лет, чтобы привести свои ИТ-системы к стандарту. Наверное, «стандарт» здесь неправильный термин, я имею в виду определенный уровень качества. Сейчас уровень развития бизнес-процессов на производстве таков, что необходимо внедрение систем класса ERP или MRPII. Это справедливо по отношению как к российским, так и к западным компаниям. Сроки внедрения систем зависят от культурных различий, уровня подготовки специалистов и, разумеется, от материальных ресурсов. Преимущественно возможностью инвестировать крупные средства во внедрение ИТ-систем располагают лишь российские производители, осуществляющие экспорт продукции, поскольку им необходимо быть конкурентоспособными не только на внутреннем, но и на внешнем рынке. К примеру, на рынке деревообработки им приходится конкурировать с финскими компаниями, на рынке нефти и черных металлов — с азиатскими. Мне приятно отметить, что сейчас российские производители вполне конкурентоспособны на мировом рынке.

CNews: Из вашей практики, сейчас наибольшую активность во внедрении ИТ проявляют предприятия каких секторов? Насколько это коррелирует с ситуацией, сложившейся на мировом рынке автоматизации промышленности?

Деймон О‘Нил: Международные компании внедряют ИТ-системы даже на уровне представительств, этого требует их корпоративная политика прозрачности. Важной особенностью ERP-систем является то, что они «заставляют» компанию быть прозрачной. Заказчики, внедряющие в той или иной степени ERP-систему, работают практически во всех секторах экономики, и это не зависит от объема их оборота. Что касается клиентов, приобретающих систему уровня iScala, SAP и выше, то традиционно это компании таких секторов, как телеком, гостиничный бизнес, фармацевтика, пищевая промышленность, поскольку им необходимо не только управлять финансовой стороной бизнеса, но и обеспечивать определенное качество товаров и услуг. Также необходимо отметить, что многие наши международные заказчики задействованы в таких областях, как торговля, электроника, легкая промышленность, которые используют не только модуль планирования производства нашей системы, но и функционал для составления ведомостей заказа материалов.

Наша клиентская база очень широка. В последний год, например, нашими заказчиками стали компании, представляющие сферу общественного питания, гостиничный бизнес и легкую промышленность. Собственно, они составляют ту основу, на которую опирается ERP-система Scala. При этом мы стараемся расширить спектр подобных клиентов. Если говорить об американских компаниях, то, вне зависимости от размера, все они используют, как минимум, финансовое ПО, хотя бы для того, чтобы правильно рассчитывать налоги. Программное обеспечение более высокого уровня используют уже компании с более высокими оборотами — до нескольких миллионов долларов в год. Они не только обладают ресурсами на крупные инвестиции в ИТ, но и нуждаются в развитом программном обеспечении. Это относится как к российским, так и к зарубежным компаниям.

CNews: Какие ошибки, по вашим наблюдениям, чаще всего допускают промышленные предприятия в развитии своей информационной инфраструктуры? Можно ли таковой признать разработку ими собственных систем?

Деймон О‘Нил: Давайте рассмотрим случай, когда программное обеспечение создано собственными силами и для него существует сильная система поддержки со стороны ИТ-департамента компании, не ограничивающаяся парой специалистов-разработчиков. Серьезным камнем преткновения здесь станет вопрос, кто будет поддерживать самостоятельно разработанную систему, когда компанию, например, покинут те 2 специалиста, на которых она «держалась».
У нас есть клиент, который использует одновременно iScala Bill of Materials и собственно разработанную систему. Сейчас они рассматривают возможность перехода на нашу систему для управления производством, поскольку ее функциональность и сервисная поддержка будут наилучшим образом отвечать требованиям бизнеса.
Исторически сложилось так, что большинство производственных компаний, особенно имеющие несколько подразделений, одновременно используют собственные системы вместе с iScala. Сейчас многие из них собираются полностью мигрировать на решения Epicor/Scala, с тем, чтобы обеспечить себе однородность и лучшую функциональность системы. С другой стороны, переработка собственно разработанных систем в соответствии с современными требованиями также подразумевает определенные сложности. Например, внутренняя система была разработана в 1992 году, теперь ее надо «переписать» в соответствии с современными технологическими требованиями. Временные и финансовые затраты намного превзойдут те, которые понадобились бы для покупки готовой системы.

Другой наш клиент недавно приобрел некоторые модули ERP-системы. Он стоял перед выбором — купить готовый продукт либо заняться собственной разработкой. Изучив оба варианта, он остановился на первом, поскольку мог убедиться в работоспособности готовой системы, а также в гарантии квалифицированной поддержки.

Вообще, преимуществом системы, разработанной «на стороне», по сравнению с Epicor/Scala является именно развитая система поддержки. У нас в России расположен не только центр R&D, но и открыта «горячая линия» технической поддержки. Мы имеем возможность предоставлять помощь не только по системе в целом, но и по ее отдельным модулям и конфигурациям.

Возвращаясь к типичным ошибкам и возможностям их избежать, хочу заметить, что в общем случае, до того как внедрить любую систему, нужно иметь четкое представление о том, какая именно требуется функциональность. Мы проводим анализ потребностей бизнеса клиента, на основе которого и предлагаем то или иное подходящее решение. Причем «подгонка» решения производится не на уровне программного кода, что может привести в дальнейшем к несовместимости продуктов, а предлагается настроенное под конкретные задачи решение. Помимо этого, мы предоставляем клиентам помощь во внедрении программного обеспечения и необходимое обучение персонала.

CNews: Какие процессы в первую очередь стремятся сейчас автоматизировать российские производственные и добывающие предприятия?

Деймон О‘Нил: Внедрение автоматизированной системы обычно начинается с установки модуля составления заказов на материалы, что является основополагающим процессом. Потом заказчики обращаются к календарному планированию производства и, наконец, переходят к MRP-системе. Это позволяет планировать объемы производства и затраты, а в конечном итоге, завоевывать преданность клиента, выполняя обещанные поставки. Такая функциональность в нашей системе называется «Available to promise» и «Available for delivery».

CNews: Каков, по вашим представлениям, должен быть минимальный оборот компании, в бизнесе которой внедрение ERP-системы стало бы оправданным?

Деймон О‘Нил: С одной стороны, небольшая компания имеет небольшой оборот и, соответственно, возможность небольших инвестиций в ИТ. С другой стороны, стоимость внедрения системы зависит от размера компании, сложности ее производственных процессов, требований к функциональности решения, а также количества пользователей.
Объем инвестиций в ИТ не всегда напрямую зависит от оборота компании. Приведу такой пример: один из наших клиентов занимается производством автобусов. Это достаточно простой процесс, сводящийся к сборке из готовых частей. Но есть и компании типа General Motors, где процесс производства гораздо более сложный и, соответственно, уровень инвестиций в автоматизированную систему будет значительно выше, чем у производителя автобусов. Как видно из этой ситуации, производитель автобусов с очень высоким показателем оборота инвестирует в ИТ-систему меньше, чем компания со сложными производственными процессами.
В зависимости от сложности системы, сроков внедрения и количества пользователей минимальный оборот компании может варьироваться от $4 млн. до $1 млрд. Кстати, мы заметили, что в последнее время уровень развития российских предприятий достиг той отметки, когда компании переходят от, скажем, систем управления цепочками поставок к сложным системам управления производством.

CNews: Какова структура ваших продаж в разрезе крупные/средние предприятия?

Деймон О‘Нил: В зависимости от года около 30–40% объема продаж в России приходится на промышленные предприятия. Одновременно с расширением функциональности iScala, все больше компаний со сложными производственными процессами рассматривают необходимость крупных инвестиций в подобные системы. Это позволяет нам прогнозировать увеличение их доли в структуре наших продаж до 50% в ближайшие годы.
Большое количество крупных и средних производственных предприятий среди клиентов iScala в России объясняется общим состоянием рынка. Подобная же ситуация наблюдается и в Китае, Финляндии, Швеции — странах с высоко развитой промышленностью. Напротив, в США среди пользователей системы Epicor большинство составляют средние и мелкие производители.

CNews: Насколько увеличилась активность Scala в промышленном секторе после слияния с Epicor?

Деймон О‘Нил: Мы продолжаем расширять функциональность производственного модуля системы, поскольку количество клиентов из промышленного сектора будет увеличиваться. Это не связано со слиянием, это больше относится к естественному процессу жизненного цикла системы. Но теперь для этого у нас есть больше человеческих и материальных ресурсов. После слияния мы стали сильной глобальной компанией и надеемся, что количество наших клиентов из всех секторов экономики вырастет по всему миру.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS