[an error occurred while processing this directive]  
Обзор подготовлен   CNewsAnalytics

Игорь Зимненко: На рынке ощущается тренд в сторону точечного консалтинга

Игорь ЗимненкоНа вопросы CNews отвечает Игорь Зимненко, директор по развитию «Стерлинг Груп».

CNews: Насколько сильно, по вашим наблюдениям, вырос уровень инвестиций в ИТ-проекты в российских промышленных предприятиях в последние годы?

Игорь Зимненко: В целом — вырос. Однако этот рост проявляется специфически, то есть нельзя говорить о четко выраженной тенденции увеличения финансирования ИТ-проектов на промышленных предприятиях. Самое заметное проявление такого роста можно назвать ИТ-инвестициями в кадры: специалисты, ранее работавшие в компаниях, занимающихся ИТ-бизнесом, переходят на работу на предприятия, являющиеся заказчиками ИТ-решений. Именно там сегодня стабильно растущие объемы работ и более высокая оплата труда.

Конечно, на предприятиях создаются крупные технические системы. Однако при этом общий объем проектного консалтинга для крупных проектов существенно не вырос, так как предприятия предпочитают обзаводиться собственными высококвалифицированными кадрами. Соответственно, ощущается тренд в сторону точечного консалтинга. Таким образом, нельзя сказать, что объем ИТ-инвестиций уменьшился или сильно увеличился. Он существенно видоизменился. Если раньше компании заказывали крупные проекты длительностью в один год ли несколько лет, планировали этапность выполнения и оплаты работ, то сегодня стараются опираться на собственный штат высокооплачиваемых ИТ-специалистов, привлекая сторонних экспертов для выполнения конкретных частных работ в небольшие сроки.

Кроме того, определенную роль в увеличении затрат на ИТ на предприятиях играют расходы на приобретение лицензионных офисных приложений, что связано с повышением общей корпоративной культуры предприятий. Общие оценки объемов внедрений крупных ERP-систем, прежде всего систем Oracle и SAP, демонстрируют рост количества подписанных контрактов. Так, согласно официальным данным Oracle, в России выполнено или выполняется около 75 проектов, причем большая часть из них инициирована в последние годы. Список российских внедрений компании SAP включает более 300 предприятий, приблизительно треть этих проектов также началась в последние годы.

CNews: В каких отраслях отечественной промышленности вы отмечаете сейчас наибольший рост ИТ-проектов?

Игорь Зимненко: Если смотреть на вопрос с точки зрения количества затраченных предприятиями средств, то наиболее активными остается, конечно, нефтегазовый сектор, а также металлургическая промышленность. Однако заметный спрос на ИТ-проекты отмечается и в тех отраслях, которые традиционно находятся в числе аутсайдеров по объемам затраченных средств. Например, такой отстающей отраслью до последнего времени было машиностроение. Однако сегодня предприятия отрасли проявляют большой интерес к ИТ, ведется множество внутренних проектов. Правда, это почти не сказывается на заработках внешних консультантов — ИТ-проекты здесь предпочитают вести собственными силами.

Другая заметная точка роста — предприятия отечественной пищевой и фармацевтической промышленности, по большей части компании из сферы небольшого бизнеса. Они уже вышли на нормальный уровень развития. Собственники компаний поняли, что сэкономленные деньги ничем не хуже заработанных. Они осознали, что внедрять ИТ нужно, поскольку это принесет пользу деятельности предприятий. Но делать это надо с умом, то есть, планировать развитие, оценивать соотношение затраченных средств и полученного эффекта и т. д. Исходя из таких соображений, предприятия выделяют инвестиции на ИТ-развитие, причем не такие уж и малые, по сравнению с бюджетами самих компаний. Действительно, оправданные и четко просчитанные инвестиции в ИТ — это инвестиции в будущее развитие самого предприятия.

CNews: Некоторые эксперты утверждают, что российский ТЭК больше не является самым крупным потребителем ИТ в промышленности. Разделяете ли вы это мнение?

Игорь Зимненко: Я думаю, ТЭК остается очень крупным потребителем ИТ. Например, наша компания «Стерлинг Груп» за год заключила около 450 договоров, среди них по количеству первое место занимают предприятия ТЭК, следом идет металлургия. По крайней мере, наша компания не заметила снижения потребления ИТ отраслью ТЭК.

CNews: Какие ИТ-задачи для отрасли ТЭК, на ваш взгляд, пока остаются неохваченными?

Игорь Зимненко: Прежде всего, задачи, связанные с управлением производством. В прошлые годы предприятия уделяли основное внимание внедрению специфического программного обеспечения для задач геофизики и ERP-систем. Соответствующего ПО на нашем рынке хватает, как западного, так и отечественного. А вот вопросы, связанные с управлением непосредственной производственной сферой — нефтедобычей и нефтепереработкой — пока не решены. Сложность заключается в том, что западные продукты плохо подходят нашим предприятиям: в них заложены иные принципы учета, а перенастроить их на российские стандарты практически невозможно. В результате в области автоматизации управления основным производством предприятий ТЭК сегодня наблюдается та же самая «лоскутная» автоматизация, которая в середине 90-х годов существовала на всех предприятиях в стране в целом.

Зная эти проблемы отрасли, наша компания разработала свой программный продукт, призванный эффективно решать задачи управления основным производством. Этот продукт внедряется уже в течение нескольких лет, однако, в последнее время спрос на него возрос существенно. Это говорит о том, что предприятия ТЭК в массе своей приходят к осознанию необходимости полноценной комплексной автоматизации производства.

CNews: Говорит ли практическая деятельность вашей компании о заметном ли увеличении спроса на ИТ-услуги со стороны промышленных предприятий? Или до сих пор это направление остается «статьей экономии», а предприятия потребляют преимущественно аппаратные и программные средства?

Игорь Зимненко: Я бы разделил «спрос на ИТ» и «интерес к ИТ». Как вы понимаете, это разные вещи: можно живо интересоваться, но не покупать. Интерес, определенно, есть и постоянно растет. Специалисты компаний приходят на семинары, участвуют во всевозможных конференциях, заинтересованно слушают лекции экспертов. Что же касается инвестирования конкретных финансовых средств, то, как я уже упоминал выше, наблюдается инвестирование в создание собственного мощного кадрового ресурса. Особенно это заметно на предприятиях черной и цветной металлургии, на крупных трубных заводах. Кроме того, имеется устойчивый спрос на продукты и ИТ-решения, обеспечивающие интеграцию производства и управления. На многих предприятиях не решены проблемы, связанные с автоматизацией учета электроэнергии. На решение этих задач также выделяются инвестиции. Общий вывод таков: наша практика говорит о спросе на ИТ-решения класса промышленного инжиниринга.

Что касается «железа», то указанная тенденция спроса на ИТ-решения производственно-управленческого класса приводит к росту потребностей в автоматизированных рабочих местах на базе ПК. Причем, с производственными задачами данного класса справляются ПК отечественных производителей, что обусловливает некоторое снижение доли зарубежных брендов ПК в этих проектах. Тенденция роста спроса на автоматизированные рабочие места проявляется гораздо сильнее, чем, скажем, спрос на крупные центры обработки данных.

CNews: В каких отраслях/подотраслях отечественной промышленности Вы сейчас наиболее остро ощущаете конкуренцию со стороны западных интеграторов?

Игорь Зимненко: Честно говоря, остро не ощущаем нигде.

CNews: Как изменился за последний год объем выручки «Стерлинг Групп» от проектов в промышленном секторе? По вашим ожиданиям, этот показатель должен был остаться на уровне 2002 года, т.е. порядка 70%. Это так?

Игорь Зимненко: Наша компания по-прежнему больше работает с промышленными предприятиями, чем с госсектором. За последний год доля промышленных предприятий в общем списке проектов компании еще немного увеличилась. Правда, общий объем выручки не вырос, а даже несколько уменьшился. Нас серьезно радует структура выручки: сегодня около 55% от общего объема работ составляют инженерные работы и услуги: внедрение систем, промышленный инжиниринг и т. д. Собственно поставки средств вычислительной техники, промышленных котроллеров и системного ПО составляют уже меньше половины доходов — это хорошо. Надо сказать, что мы шли к этому результату целенаправленно и прикладывали специальные усилия, чтобы изменить структуру оборота в пользу роста продаж продуктов нашего собственного производства.

CNews: Какие проекты в промышленном секторе реализуются сегодня вашей компанией?

Игорь Зимненко: В основном эти проекты связаны с АСУ ТП. Мы ощущаем рост потребностей промышленных предприятий во внедрении автоматизированных систем уровня технологических процессов. Пример — работы, выполняемые для компании «Таймыргаз» в рамках освоения огромного конденсатного месторождения. «Стерлинг Групп» выполняет спектр инженерных работ, связанных с пуском котельной, а также установкой множества устройств по контролю за добычей газового конденсата.

Мы активно занимаемся внедрением систем энергоучета. Недавно завершился проект электроучета на заводе «Запорожсталь». Продолжаются проекты с одним из наших ключевых заказчиков — ОАО «ТАТнефть».

Традиционно существенную долю наших проектов составляют проекты внедрения крупных ERP-систем. В сфере промышленности стоит отметить участие во внедрение ПО Oracle E-Business Suite в Объединенной металлургической компании (ОМК). С внедрением программного обеспечения компании SAP у нас на сегодняшний день связано 17 проектов. Ряд проектов внедрения ERP-системы дополняются проектами по сервисной поддержке. В настоящее время наш центр поддержки проходит сертификацию по решениям SAP для сектора SMB (малого и среднего бизнеса).

CNews: Каких существенных изменений вы ожидаете в ближайшее время на рынке автоматизации российских промышленных предприятий?

Игорь Зимненко: Мы предполагаем, что в ближайшие 2–3 года проявится серьезное оживление интереса к классу MES-систем, то есть систем цехового уровня. Дело в том, что автоматизация промышленных предприятий в течение последних 7–8 лет шла по пути информатизации экономических и финансовых служб, а производству особого внимания не уделялось. Однако для того чтобы правильно посчитать затраты, нужно учитывать их не по нормативу, а по факту выполненных работ и затраченных ресурсов, то есть в непосредственной связи с конкретным производственным процессом — конкретные затраты порождаются в процессе конкретного производства.

Стало быть, речь должна идти об интеграции ERP-системы и производства. А для этого нужно, чтобы уже работали модули финансов, материально-технического снабжения, основные фонды, техобслуживание, ремонт, управление персоналом — то есть вся цепочка, обслуживающая всевозможные процессы учета на предприятии. Исходя из этих соображений, на практике модуль управления производством внедряется на 3 — 4 году жизни проекта.

Сегодня российские промышленные предприятия как раз подошли к той фазе, когда уже внедрены все основные системы, связанные с экономикой, непроизводственной логистикой, закупочной и сбытовой деятельностью, и стал актуальным вопрос о системе управления производственного уровня. Фактически речь идет о создании «прослойки» между АСУ ТП и ERP-системой, которой, собственно, и является MES-система. В общем, такие системы на рынке есть, правда, в основном они узкоспециализированные, ориентированные на конкретное производство. Тогда для крупного промышленного предприятия потребуется целый набор MES-систем, обслуживающих различные цеха.

Другие изменения, которые мы ожидаем увидеть, связаны с дальнейшим развитием потребностей в ERP-системах. Заказчики будут поэтапно заменять морально устаревшие транзакционные системы и переходить на крупные корпоративные продукты. Еще одно направление, которое будет активно развиваться, — проектная поддержка. При этом на рынке еще более явно будет ощущаться нехватка кадров.

Сегодня получается так, что ограниченное количество дорогостоящих специалистов циркулирует между исполнителями и заказчиками. По имеющейся у нас статистике, в России работает порядка 2 тысячи консультантов по внедрению ERP-систем компании SAP. Этих сил явно недостаточно для того, чтобы закрыть потребности российских предприятий на нынешнем этапе развития.

Сегодня есть всего два канала подготовки таких специалистов: либо само предприятие обучает своего сотрудника либо такого специалиста «взращивает» компания — консультант. Оба способа связаны с существенными финансовыми затратами на подготовку профессионала, а легитимных способов удержать специалиста от перехода в другую компанию нет — специалист ведь дефицитный! Еще более ухудшает ситуацию присутствие на нашем рынке компаний, которые фактически создаются под один проект: получают от заказчика хорошее финансирование, заманивают специалистов из разных компаний более высокой оплатой труда. А результат может и не быть хорош, ведь реализация серьезных проектов временным коллективом, собранным случайным образом, невозможна. Помимо специализированных знаний обязательно должна быть единая апробированная технология внедрения, без которой ERP-система так и останется кипой дисков с лицензионным ПО.

К сожалению, эта проблема подготовки и удержания дефицитных специалистов сегодня не имеет однозначного решения. Думаю, что это некоторый этап эволюционного процесса развития, и через несколько лет ситуация разрешится. Скажем, на европейском рынке в последние годы наблюдается обратная ситуация — там рынок подобных кадров перенасыщен, и цены на оказание консультационных услуг иногда даже ниже, чем в России.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS