[an error occurred while processing this directive]  
Обзор подготовлен   CNewsAnalytics

Виктор Буряков: Настоящий бум информатизации промышленности начнется с 2005 года

Виктор БуряковИнтервью CNews дал Виктор Буряков, менеджер по работе с клиентами, промышленный сектор, Sun Microsystems.

CNews: Как вы оцениваете уровень информатизации российской промышленности? Как можно охарактеризовать его динамику в последние годы?

Виктор Буряков: Вопрос достаточно философский: если говорить в общем, то можно сравнить уровень информации с уровнем зарплаты — ее никогда не бывает достаточно. Но это точка зрения вендоров. Думаю, что картина уровня информатизации какого-либо сектора экономики складывается по впечатлениям вендоров на этом рынке, и в первую очередь — по росту продаж. Поэтому, наверное, было бы логичнее охарактеризовать степень информатизации российской промышленности и ее динамику такими объективными показателями: если за последний год рост общих продаж Sun Microsystems составил 20,8%, то рост продаж в области промышленности составил 33,4%.

То есть, видно, динамика роста информатизации промышленности носит положительный характер и каждый год этот прирост ощутимее. Еще один показатель: руководство Sun Microsystems решило укрепить сектор, который занимается промышленным направлением — за последний год он вырос в 6 раз.

Российские предприятия сами по себе разные, и уровень их информатизации существенно различается. Есть большие холдинги, где уровень менеджмента практически не отличается от западного. Есть частные, малые предприятия, со своей спецификой. Для тех, кто начинает заниматься автоматизацией, основной критерий выбора — это получение полной достоверной информации. А дальше уже идет увеличение требований к интеграции информационных потоков, к возможностям, позволяющим принимать стратегические решения.

CNews: Насколько, на ваш взгляд, различаются требования к ИТ, предъявляемые со стороны российских и западных промышленных предприятий?

Виктор Буряков: Мы, естественно, немного отстаем. Но уже догоняем наших западных коллег. Сейчас на Западе, как известно, имеется некоторое насыщение ИТ-рынка и тенденция к урезанию ИТ-бюджетов. Поэтому зарубежных руководителей все больше интересует сокращение совокупной стоимости владения, в том числе — сокращение численности персонала благодаря автоматизации.

В нашей стране довольно силен социальный фактор, поэтому руководители, принимающие решения, в большей степени стремятся создать заделы на будущее, иногда покупая ИТ-продукты или инфраструктуру ИТ «с запасом». Это опять-таки наше культурное наследие — брать всего побольше, чтобы сэкономить деньги.

С технологической точки зрения я бы не сказал, что есть большие различия между российским и западным подходом.

CNews: Какова, на ваш взгляд, специфика спроса на аппаратные и программные решения в зависимости от масштаба предприятий? В частности, как это проявляется в случае ваших мощных и достаточно дорогих систем?

Видео-материал

Виктор Буряков: Тезис о том, что Sun — производитель только мощных и достаточно дорогих систем уже не соответствует реальности. Сегодня Sun выпускает продукцию во всех ценовых линейках, это не только мощные и дорогостоящие продукты.

Если посмотреть на распределение продукции Sun по продажам в России в 2003 году, то дорогостоящие системы, серверы масштаба предприятий занимают лишь одну треть в этом пироге. Серверы рабочих групп — недорогое, но достаточно надежное и масштабируемое оборудование, занимает еще больший объем — 34%.

Те предприятия, которые реализуют планы завоевания новых рынков, естественно, ориентируются на масштабируемые решения. Пока их бюджеты еще недостаточны для приобретения дорогостоящей техники класса high end, они могут приобретать относительно недорогие инфраструктурные решения, которые работают на нашей масштабируемой ОС Solaris и могут быть использованы при будущем росте систем.

Малым предприятиям крупные решения не нужны. Им достаточно того, чтобы сводить концы с концами, иметь определенный доход. И они не стремятся расти. Конечно, они могут оставаться и на дешевых решениях в области учета производства, учета бухгалтерии, использовать собственные разработки. Это пока не наши заказчики. Но все дело в том, что бесконечно занимать такую позицию на рынке нельзя — не перспективно. Тенденции глобализации, наблюдаемые на рынке, говорят о том, что конкуренция усиливается, и предприятия, которые не думают о будущем, обречены либо на вымирание, либо на поглощение.

CNews: Считается, что наиболее устойчивые позиции Sun занимает в нефтегазовом секторе. Однако сейчас, по некоторым экспертным заявлениям, нефтегаз уже достиг точки ИТ-насыщения. Как в этом контексте вы оцениваете свои перспективы по активизации в других промышленных подотраслях?

Видео-материал

Виктор Буряков: Ситуация уже несколько поменялась. Во-первых, сегодня мы себя достаточно хорошо ощущаем во всех секторах промышленности. Если говорить о черной металлургии, у нас есть достаточно крупный успешный проект — на Магнитогорском металлургическом комбинате. Два из трех крупнейших игроков в российской цветной металлургии — это заказчики Sun Microsystems.

В нефтегазе наши наиболее крупные заказчики — это компании «ЛУКОЙЛ» и «Роснефть». Если говорить о машиностроении, то наши заказчики — Ленинградский металлургический завод, ООО «Силовые машины». Другие крупные машиностроительные автомобильные компании тоже решили строить систему ERP на платформе Sun. Пока эти проекты находятся в стадии развития.

Пожалуй, в меньшей степени Sun сегодня представлена в пищевой и фармацевтической промышленности. Хотя в фармацевтике один из крупнейших дистрибьюторов лекарств — компания «Шрея Интернейшнл» — тоже наш заказчик.. Наше положение в пищевой промышленности вполне объяснимо: ведь пищевая промышленность — это традиционно рынок средних и малых предприятий: у них достаточно жесткие ИТ-бюджеты, другие приоритеты. Но в последнее время наметилась тенденция к росту интереса этого рынка к масштабируемым решениям корпоративного класса. Наша совместная инициатива с компанией SAP — полноценное ERP-решение mySAP All-in-One on Sun предназначено именно для пищевой и фармацевтической промышленности. Поэтому мы видим возможности для роста нашего бизнеса и во всех других отраслях.

CNews: Поставляемые вами рабочие станции с 64-разрядной вычислительной способностью также были ориентированы преимущественно на предприятия нефтегаза. Насколько, из вашей практики, они находят применение в других направлениях добычи и производства?

Виктор Буряков: Мы давно поставляем рабочие станции не только с 64-разрядной вычислительной способностью, но и 32-х разрядной. Если раньше необходимы были крупные машины для обработки данных, то теперь стали востребованы grid-вычисления, аппаратное обеспечение для которых тоже поставляет Sun.

Сами рабочие станции — это то, с чего начинался Sun. Мы пришли на рынок с хорошими рабочими станциями, и это по-прежнему один из наших основных продуктов. Хотя с точки зрения объема продаж сегодня рабочие станции занимают порядка 5%.

Эта продукция востребована. Мы поставляем ее не только для предприятий нефтегаза, но и для машиностроения. В частности, их использует Ленинградский металлургический завод, которому требуется достаточно большая мощность обработки данных, визуализация.

CNews: Какова вообще доля промышленных предприятий в бизнесе Sun? Насколько этот показатель различается, если говорить о мировой и российской практике?

Видео-материал

Виктор Буряков: По данным на 2003 год, в общем «пироге» продаж Sun Microsystems производство (к которому относятся металлургия, машиностроение, ритейл и энергетика) занимает 22%. Если взять за основу только наш производственный сектор, то черная, цветная металлургия, химическая промышленность, машиностроение, оптовая и розничная продажа занимают примерно одинаковую долю.

Причем, как я уже отметил, прирост доли промышленности у нас наибольший. В дальнейшем промышленный «кусок пирога» будет расти. Это подтверждают все аналитики: согласно прогнозам, отечественная промышленность подтягивается за топливно-энергетическим сектором. Динамика роста таких секторов, как пищевая промышленность, черная металлургия, очень высока. Но, конечно, она меньше, чем в области телекоммуникаций. Интересно, что телекоммуникации занимают примерно 42% в объеме продаж, по крайней мере, в России. А на зарубежном рынке все наоборот: доля промышленности — 42%, а доля телекоммуникаций — примерно 22%. Сектор реальной экономики на Западе по своим объемам гораздо больше, чем телекоммуникации. Наверное, эта тенденция когда-нибудь придет и в Россию. Многие аналитики предсказывают, что настоящий бум информатизации промышленности начнется с 2005 года, когда произойдет смена основных фондов, и информатизация выйдет на уровень основного приоритета.

CNews: Как вы оцениваете перспективы дальнейшей информатизации российской промышленности? Какие факторы будут определять этот процесс в ближайшие годы, по вашим прогнозам?

Виктор Буряков: Мы оцениваем эти перспективы в достаточной степени оптимистично. И динамика наших продаж, и динамика макроэкономики, и аналитика, — все свидетельствует в пользу этого. Мы видим, как меняются приоритеты. Если оглянуться назад, то раньше под информатизацией подразумевалась замена всех пишущих машинок и счетов на ПК. Потом люди поняли, что компьютеры должны общаться друг с другом, и начался этап создания локальных сетей. Потом и этого оказалось мало — началась автоматизация бизнес-процессов предприятия. Далее, возможно мы будем наблюдать тенденцию объединения глобальных информационных потоков.

Думаю, что перспективы «промышленной» информатизации достаточно хороши даже с учетом ее «ненасыщенности». Что нам, в отличие от Запада мешает — это проблема транспортных сетей, которые увязывают информационные системы. Но по мере ее решения будут увеличиваться и перспективы роста информатизации, в том числе — и в промышленности.

Вопрос о факторах роста, наверное — из области геополитики и макроэкономики, и является темой для отдельного интервью. Здесь можно говорить и о возможном вступлении России в ВТО, и о расстановке сил на международной арене, и о приходе западных компаний в Россию, и о больших международных проектах.

CNews: Каковы стратегические планы компании по диверсификации своего предложения для промышленного сектора?

Видео-материал

Виктор Буряков: Диверсификация — понятие относительное. Многие наши коллеги по цеху стремятся производить все: от принтеров до сервера класса предприятий. Вряд ли мы пойдем по этому пути — в силу разных причин. Даже такой фактор как отказ IBM от своего направления персональных компьютеров, говорит о том, что диверсификация должна быть оптимальной. Потому что делать все одинаково хорошо — невозможно, а сосредоточиваться на чем-то одном — опасно.

Поэтому, на мой взгляд, Sun выбрала оптимальный путь для диверсификации. Мы выпускаем от маленьких серверов до больших, на платформе Sparc, производим маленькие серверы и на платформе Intel, и на платформе AMD. Наша операционная система Solaris 10 версии работает на платформах AMD, Intel и Sparc. Это настоящая революция в области Unix технологий.

С точки зрения систем хранения наша диверсификация предполагает наличие от «маленьких» до «больших» систем. Если говорить о полных решениях, то мы работаем в партнерстве со многими производителями ERP-систем, и с разработчиками программных продуктов. Так что к диверсификации мы относимся сбалансировано.

CNews: Спасибо.


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS